Рубен Маркарьян: право на здоровье столь же конституционно, как и право на свободное перемещение

Рубен Маркарьян: право на здоровье столь же конституционно, как и право на свободное перемещение

Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству 21 мая предложил закрепить понятие самоизоляции в законе «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Например, в него предлагается внести список ситуаций, в которых мог бы быть введен режим самоизоляции, определить полномочия глав регионов и порядок его введения.«Понятие «самоизоляция» не было полноценно раскрыто в законодательстве, и инициатива Совета Федерации может быть полезна для практикующих юристов», – отметил в интервью РБК заместитель президента Гильдии российских адвокатов, член общественного совета при Минюсте России Рубен Маркарьян.По его словам, в среде отечественных юристов популярно мнение о том, что указ мэра Москвы ограничивает право на свободу перемещения, которое является конституционным и не может быть ограничено местным органом власти.«Некоторые юристы ссылаются на подпункт «д» пункта 10 статьи 4.1 Федерального закона от 21.12.1994 № 68-ФЗ (ред. от 1.04.2020) «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» и говорят, что при введении режима повышенной готовности компетентное должностное лицо вправе «осуществлять меры, обусловленные развитием чрезвычайной ситуации, но не ограничивающие прав и свобод человека и гражданина». А право свободного перемещения по улицам города не должно нарушаться, ибо оно  – конституционное», – заявил Маркарьян.Он, в свою очередь, предлагает обратиться к подпункту «а» пункта 10 статьи 4.1 того же закона, где говорится, что компетентное должностное лицо может «принимать дополнительные меры по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций» и «ограничивать доступ людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, а также в зону чрезвычайной ситуации».«Иными словами, он не наши права на передвижение ограничивает, а запрещает доступ на ту территорию, которую считает потенциально опасной для нашего здоровья. А право на здоровье – тоже право конституционное», – отмечает Маркарьян.

Добавить комментарий

*

1 + 20 =